Мыс Хобой находится вблизи самого широкого места Байкала - до восточного берега 80 км.

Скорый поезд из Новосибирска до Иркутска должен домчать за полтора дня. В вагоне практически не услышать русской речи. Поляки, итальянцы, немцы, американцы. У всех одна цель – увидеть Байкал. А точнее, его сердце – остров Ольхон. Итак, плацкартный вагон. Багаж на месте. Тронулись.

Сразу оговорюсь, что на небольшие расстояния люблю путешествовать плацкартом. Купе изнуряет своей однообразностью, самолет не дает времени как следует отдохнуть и перестроиться на отпуск, а в плацкарте можно найти интересных собеседников, провести незаметно время в пути. И на этот раз я вновь не ошиблась. На ломаном английском в нашем интернациональном вагоне кипело живое общение. Сердобольные русские бабушки кормили пирожками худеньких, по их мнению, итальянцев, немцы сразу скучковались с американцами, испанцы без конца бегали в вагон-ресторан. Все познакомились, многие обменялись телефонами.

Вообще, до этой поездки я не знала, что люди со всего земного шара совершают путешествия по России на поездах, в плацкартных вагонах. Начинают свой путь из Екатеринбурга, заканчивают Владивостоком, а оттуда на самолете домой. В основном, это молодежь с рюкзаками и палатками. Некоторые покоряют Россию компаниями, очень многие путешествуют в одиночку. Останавливаются по пути в крупных городах, смотрят достопримечательности. Обязательным пунктом таких поездок является уникальный остров посреди кристально чистого озера.

ПОД ВЕТРОМ САРМЫ

Каждый из нас, пожалуй, со школьной скамьи знает о жемчужине Сибири, хранящей в себе 20% мирового запаса пресной озерной воды – озере Байкал. Я и раньше уже встречалась с ним не раз. Два года довелось жить прямо на его берегу – в городе Байкальске, посещать «попсовые» места его побережья Листвянку и Слюдянку. Это, как в Горном Алтае Чемал – все едут туда отдыхать из-за близости и «раскрученности» туристической инфраструктуры. Но в канун пандемии в 2019 году я увидела нечто удивительно неповторимое. Не зря говорят, что те, кто не видел Ольхон, не видел настоящего Байкала. Но обо всем по порядку.

По прибытию на иркутский вокзал нас уже ждал микроавтобус, на котором предстояло преодолеть почти четыреста километров до паромной переправы. Для тех, кто когда-нибудь соберется в подобное путешествие, важно знать – паромная переправа через пролив «Ольхонские ворота» совершенно бесплатна. В период навигации непрерывно связь острова с материком осуществляют два судна, вмещающие порядка 150 человек и более 30 автомобилей. В разгар туристического сезона в огромной очереди на паром можно простоять с утра до позднего вечера. Но только не на коммерческой маршрутке – они без очереди.

От великолепия воды, гор, проплывающих мимо ущелий дух начало захватывать сразу. Никогда не видела таких крупных чаек, даже бывав на море! Они, словно большой шлейф, крича, тянулись за нашим судном. В турсезон эти пернатые изрядную толику своего веса набирают за счет туристов, не скупящихся на кормежку. Булки хлеба улетали в воду с палубы десятками, а вечно голодные птицы устраивали драки за пищу буквально на лету.

В общем, чуть больше восьми километров по воде от избытка эмоций пролетели совсем незаметно. Когда наш микроавтобус съехал на твердую землю, увидели уходящую вдаль «стиральную доску». Помните, у наших бабушек были такие – металлические, волнообразные. На Ольхоне так выглядят грунтовые дороги. Впрочем, других дорог здесь нет, и 35-километровый путь по «стиральной доске» до поселка Хужир на иностранном «микрике» можно назвать поистине зубодробительной тряской. Позже увидела, что местное население передвигается по острову исключительно на УАЗиках, большая часть из них – «таблетки». Только на таком транспорте можно проехать по местному бездорожью, как по ровной глади, не ощутив неудобств. И, что самое удивительное, местные категорически против того, чтобы на Ольхоне асфальтировали дорожное полотно. Хоть туристы и приносят им неплохие деньги, но сильного наплыва островитяне опасаются. А пока труднодоступность хоть как-то сдерживает людской поток. Но для тех, кто решится на легковой машине путешествовать по здешней местности, могу с уверенностью сказать – делать этого не стоит. На волнообразной дороге встречаются большие острые камни, налетев на которые, легковушка не оберется серьезных проблем.

Не дорога — стиральная доска.

Наш водитель Батыр рассказал, что на Ольхон периодически обрушивается Сарма – самый мощный ветер Байкала, в считанные минуты достигающий скорости урагана. Сарма сдувает с острова плодородный слой почвы, превращает дороги в «волны», помогает песочной пустыне захватывать побережье, уничтожая все живое на пути. Работа грейдера лишь на короткое время ровняет проезжую часть. Скорее всего, поэтому в усадьбах местного населения ни разу не довелось увидеть огорода или сада. Сельское хозяйство, как и плодородный слой почвы, здесь отсутствует. До того, как территорию острова сделали Прибайкайльским национальным парком, коренные жители занимались скотоводством. Теперь это проблематично. Лишь изредка можно увидеть скудные стада ютящихся на горах коров. Что говорить, здесь и дрова привозные, местные не могут собрать даже валежник.

В магазинах цены существенно отличаются также из-за транспортных расходов на доставку через пролив. На всей протяженности острова нет ни одного банкомата (по крайней мере, в 2019 году не было), наличные деньги вообще редкость. Чтобы рассчитаться за покупку «безналом», нужно ориентироваться на погоду. Если «сердце Байкала» накроет облачностью, пропадает связь и интернет.

Удивительно, но полноценное энергоснабжение появилось в этих местах лишь в 2005 году. Впервые в истории лампочки там зажглись не от дизеля на несколько часов, а от электрического кабеля. Его проложили с материка по дну Байкала на глубине 40 метров. Проект назвали уникальным по сложности исполнения и очень дорогостоящим — больше 460 миллионов рублей.

К слову сказать, и микроклимат тут уникальный. Температура воздуха летом не поднимается выше +20 градусов по Цельсию, но стоит настоящая жара. Не душная и влажная, а сухая, приятная. От такого солнца загар получается очень ровным и бронзовым. Правда, мало смельчаков находится, чтобы искупаться. В Байкале вода настолько холодная, что зачастую начинает сводить судорогами ноги, едва зайдешь по пояс. Тем не менее, существующие пляжи всегда полны людей, а у экскурсоводов и гидов лето – золотая пора. Ведь здесь находится одна из девяти святынь Азии.

ТАЙНА СКАЛЫ ШАМАНКИ И БУРЯТСКОЕ ТАБУ

Немного отойдя от природы и местного уклада жизни островитян, хотелось бы сказать о том, что остров Ольхон – центр шаманизма всей Азиатской части нашего материка. Согласно легенде, здесь похоронен великий Чингисхан. А на мысе Бурхан находится уникальное место – скала Шаманка, визитная карточка здешних мест, да и Байкала в целом.

Увидев эти неповторимые виды, не смогла удержаться, чтобы не устроить фотосессию. Лишь спустившись вниз, услышала недовольное одергивание бурята – женщинам к скале приближаться нельзя категорически. Часто путешествуя, давно знаю, что у многих этнических групп есть свои сакральные места, к которым они относятся с трепетом. В чем же тайна скалы Шаманки, мы узнали у Сергея, местного гида, который, согласившись на беседу, многое рассказал о том, о чем в интернете не прочитаешь. Кстати, перед поездкой, как я ни пыталась гуглить, исчерпывающей для себя информации про Ольхон не нашла. Лишь немного географии, немного избитых легенд и толику истории. Видимо, не так часто пишущие журналисты ступают на эту землю.

Сергей живет здесь сезонно еще с 90-х годов. Говорит, что стоило один раз приехать, так зацепило, что все свое время пытается проводить на острове, оставляя пустовать квартиру в Иркутске. Кстати, тут среди коренного населения он и свою супругу встретил.

«Два раза неподалеку от скалы Шаманки строили кафе, все заканчивалось пожарами, причины которых установить доподлинно не удалось, — рассказал Сергей,— если заглянете даже в ближайшую историю, увидите, что с этой скалой связана не одна смерть. Кто-то срывался, падал, кого-то убивало молнией, кто-то спускался в пещеру и не возвращался. И это я не для красного словца говорю. Мы же не на экскурсии. Шаманка – одна из девяти святынь Азии. А люди по незнанию туда лезут.

Вообще, скала состоит из двух смежных скал. Насколько я знаю, еще в начале девятнадцатого века в бурятских преданиях «всплыло» пророчество. Я, конечно, точно не расскажу, но его содержание было примерно таким: «Когда буряты перестанут соблюдать обычаи и почитать старших, на скале появится знак. Первая весточка о смерти острова». Этот знак появился в 1971 году. Большой дракон, огромный змей. Тут же землетрясения у нас часто бывают – более 2000 землетрясений в год. При одном из них пласт скалы отвалился. Сама она серая известняковая, а под ней другая порода – коричневый мрамор. Так появился этот коричневый дракон с лапами и туловищем. Его видно только с воды. На Шаманку вообще нельзя с суши смотреть. Считается, что будешь смотреть ей в затылок. А это запрещено. Местные женщины скалу стороной обходят. Мужчинам нельзя приближаться к ней, если в роду недавно был покойник.

Шаманка.

На второй скале есть сквозной проход – пещера. Она достаточно глубокая, местами нужно ползти на четвереньках. Когда входишь внутрь, добираешься до цели, открывается большой круглый зал с идеально ровным, будто отшлифованным каменным полом. Посреди большой камень. Говорят, что сверху упал. На нем раньше проводили свои обряды и жертвоприношения шаманы. Туда ходить тоже запрещено. Не только потому, что это святыня. Вы там можете остаться навсегда, пещера обваливается. Кстати, по бурятским преданиям, когда на второй скале появится знак, тогда всему острову придет конец. Его поглотит Байкал».

По словам нашего собеседника (кстати, это подтвердил Гугл), в 12 веке в этой пещере производили служение тибетские ламы. Были найдены следы христиан, дати-руемые 16 веком. А для археологов здесь нескончаемая кладезь артефактов всех времен, начиная с времен задолго до нашей эры.

«Знаю, что в пещере несколько веков назад нашли икону Николая Чудотворца, — сказал Сергей, — она сейчас находится в православном храме, что стоит на вершине холма. Говорят, Шаманка принимает все веры, кроме буддистской. Сами местные жители категорически не допускают буддистов на остров.

Вид на гору Шаманка.

Спрашиваете, верю ли я в силу шаманов? Здесь целых пять лет не было дождей. Можете такое представить? Выгорело все. А ведь раньше сюда за грибами и ягодами с материка приезжали. Едешь по дороге, а она вся красная – столько рыжиков было, я нисколько не вру. Вы немного не успели застать – с  28 по 5 августа здесь собирались шаманы со всего мира. Это происходит ежегодно, у них свой фестиваль на Ольхоне. Шаманы вызывали дождь, и он прошел».

Будучи христианкой, было немного не по себе слушать подобные истории. Но чем больше общалась с теми, кто здесь долго живет, убеждалась, что есть в этих местах непостижимое, возможно, даже несколько враждебное. Чего только стоит гора Жима – наивысшая точка Ольхона (1276 метров). На нее и сейчас мало кто решится подняться. Экскурсии туда не водят, для бурятов это место – табу, обиталище духов.

Кстати, за время пребывания не одну схожую историю пришлось услышать. Люди уходят в лес и теряются на несколько дней, будто их кто-то водит по лесу. С одной такой женщиной знаком наш гид Сергей. Она старшей медсестрой работает. Марина пошла как-то за ягодой, пока не услышала голос брата. Позвал ее на ягодную полянку. Когда очнулась и в себя пришла, осознала, что брата с ней рядом не было, и говорить он не мог, так как в реальной жизни был глухонемым. Трое суток ходила по лесу. А весь Хужир искал ее, кто пешком, кто на машинах. Это явление, по словам гида Сергея, называется «Водит».

Впрочем, не стоит забывать, что в подобных местах зачастую правду смешивают с былью. И навряд ли проезжий турист пойдет испытывать судьбу на гору Жима или в древнюю пещеру скалы Шаманка. Здесь и без духовной подоплеки удивительных красот хватает, так как Байкал в этом месте собрал в себе все многообразие своей реликтовой природы.

ХОБОЙ, ОГОЙ И ШАМАНСКИЙ ЛЕС

Радиальных экскурсий на Ольхоне не так много. Самые распространенные две – на северный мыс острова – Хобой, а также на материк с остановкой на острове Огой. Ехать стоит в оба места, если взгляду приятны виды, которых больше нигде не найдешь. Описать это в печатных строках очень трудно. Но я попытаюсь.

Мыс Хобой – самый северный и отдаленный на острове. Чтобы попасть туда, необходимо оформить специальное разрешение, заплатив Прибайкальскому национальному парку. Если заказывать тур у местных гидов, заморачиваться с оформлением проезда не придется. В стоимость поездки будет входить оплата парку, экскурсия с остановками в живописнейших местах. На самом мысе, пока туристы гуляют, водитель готовит уху из крупной пеляди. Она к тому времени приходится как раз кстати, ведь от поселка Хужир до Хобоя 42 километра абсолютного бездорожья. Даже трудно представить, что здесь творится в дождь. Автомобиль преодолевает такие рытвины, ямы и канавы, что порой кажется, при очередном наклоне вот-вот рукой до земли достанешь. Однако о поездке не пожалела нисколько – вы и правда больше нигде не увидите таких мысов, обрывов, гротов и скал. По пути иногда встречались дикие лошади.

По пути на мыс Хобой.

«Хобой» в переводе с бурятского означает клык. Другое название мыса – Дева. Если смотреть на Хобой с воды, скала напоминает очертания женщины. Согласно бурятской легенде, здесь навеки застыла молодая девушка, просившая у небожителей тэнгриев из зависти к мужу такой же дворец, как и пожалованный её супругу. Тэнгрии со словами «Покуда на Земле будет зло и зависть, будешь камнем» превратили её в скалу.

Хобой – место силы. Находится вблизи самого широкого места Байкала – до восточного берега 80 километров. Поднявшись на мыс, хочется громко крикнуть навстречу этой небесно-синей водной глади. Кстати, многие так и делают, эхо здесь изумительное.

Обратную дорогу до Хужира, при возможности, лучше преодолеть по воде. Как ни крути, 42-километровая тряска хорошо изматывает в конце пути.

Полуразрушенная пристань в бухте Песчаная. Здесь когда-то располагался лагерь ГУЛАГа.

Еще одна экскурсия – на теплоходе по воде. Можно выбрать небольшой катер, но у большого судна есть свои преимущества – путешествие длится весь день и, если возникнет желание, можно спуститься в каюту и отдохнуть. В пути сытно кормят в столовой. Всю дорогу туристов сопровождает гид.

Итак, остановка на острове Огой. Из достопримечательностей здесь – буддистская ступа просветления. Она была возведена в 2005 году на самой высокой точке этого необитаемого острова. Внутри бетонного сооружения помещены буддистские реликвии. По существующему поверью, необходимо обойти вокруг ступы 108 раз, чтобы сбылись желания.

Буддистская ступа просветления на острове Огой.

После остановки на острове теплоход отправляется к материку для похода к серебряному источнику под названием Сарюхайтэ. Когда-то давно местный шаман осветил этот источник, разделив на мужской и женский. Здесь же на берегу можно купить вкуснейшую рыбу – омуль. Откуда она здесь берется – загадка. Ведь вылов ее под строжайшим запретом.

Но вернемся на остров. Среди прочих, не могу не упомянуть еще одну достопримечательность – Шаманский лес на берегу Сарайского залива. Этому реликтовому лесу, состоящему из сосен и лиственниц, порядка 400 лет. Раньше в нем сжигали и хоронили шаманов, а местные даже не охотились в этом месте. Удивительно, но на лес со стороны пляжа наступают пески.

Реликтовый лес постепенно поглощают пески.

Кстати, в 1930 г. в бухте Песчаная на Ольхоне была организована исправительно-трудовая колония для осужденных за мелкое хулиганство и воровство. Лагерь входил в систему ГУЛАГа, бараки были ограждены колючей проволокой. Это место туристы посещают по пути на Хобой.

НА ОСТРОВЕ ДОЛЖНЫ РАСТИ РАЗНЫЕ ЦВЕТЫ

Бандана, тельняшка, широкая улыбка и натруженные руки – так выглядит на Ольхоне местный священник в свободное от «работы» время. Отец Игорь на острове уже десять лет, служит при храме Державной иконы Божией Матери. Первое, что бросилось в глаза в небольшой церкви на берегу холма – здесь ни за что не берут деньги. Записку подать или взять свечу может любой. Здесь царит принцип: «Если нет, возьми. Если есть, положи».

Пообщаться отец Игорь согласился с легкостью. Говорит, что сам долго привыкал. Приезжать в гости сюда — одно,  жить – совсем другое. Возникает некий вакуум. Событий никаких нет. Бурное оживление наблюдается лишь три месяца в году – июле, августе и марте.

Православная община здесь небольшая – около двадцати человек. Некоторые прихожане строят дома вокруг церкви. Здесь же верующие установили новейшую сертифицированную детскую площадку.

«Ольхон населяют 40% русских, немного татар, остальное — буряты, — рассказал нам батюшка, — до революции русских здесь было очень мало, а после начали появляться рыбоводческие хозяйства. Большая часть переселенцев появилась на острове в период с 1930-х по 1950-е гг, после войны, когда началась индустриализация. Вокруг организованного на побережье большого рыбозавода и появился поселок Хужир. Местное население увеличивалось и смешивалось. Так, со времен СССР буряты и русские спокойно живут и работают рядышком, без всяких столкновений. Отношение бурят к Православной церкви тоже спокойное. Они люди религиозные. Так мы параллельно существуем в разных мирах.

Местный батюшка.

Из коренного населения прихожан у нас нет. И объясняется все это  просто. У местных мировоззрение, сознание устроенны так, что они являются частью рода. Бурят – не обособленная единичка, как европеец, например, он плотно привязан к своему роду, и выпасть из него очень страшно. Даже когда два бурята встречаются, они спрашивают: чей ты? Они должны идентифицировать, какого ты рода, выяснить иерархию, а потом уже начинается какой-то разговор».

Очень легко и непринужденно относится отец Игорь к местным страхам, легендам и поверьям, связанным с шаманизмом.

Гора возле скалы Шаманки — священное место для бурятов.

«Шаманизм – это мир духов. Страхи рождаются из боязни их потревожить, и им не угодить, — говорит священнослужитель, — духи – существа отнюдь не добрые, и буряты это отчетливо осознают. А для нас, христиан, они угрозы не представляют. В учении Православной церкви шаманизм – это язычество. Но несмотря на разные веры, традиции и обычаи мы прекрасно уживаемся вместе. Помогаем друг другу, участвуем в общественной жизни. Как говорил один знакомый бурятский дедушка: на острове должны расти разные цветы».

Юлия РАССКАЗОВА. Фото автора.

P.S: Покидая Ольхон, я уже знала, что обязательно сюда вернусь. Своеобразная красота, мистическая атмосфера, а может прибой с криком чаек – я не знаю, что сделало Ольхон настолько близким душе. И я могу уверено сказать – это мой остров.

 

  •  
    14
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  •  
  • 13
  •  
  •  
  •  
  •  

Warning: A non-numeric value encountered in D:\OpenServer\domains\Arhiv_Gazeta\wp-content\themes\Newspaper7\includes\wp_booster\td_block.php on line 997