Контора Столбовского сельпо Каменского района. 1969 год.

По анкетным и биографическим данным установлено, что Ар­хип Исаевич Коркин с 1923 по 1926 год был старшим поселка Плакат. В ряде документов по землеуказанию он значится представителем коммуны «Маяк», а в скобках приписывался поселок Плакат. Вы­вод таков, что в селе Аллак находилась коммуна «Маяк», в кото­рую входил поселок Плакат, а старшим там являлся Коркин Архип Исаевич. Что за чин «старший поселка», до конца не установлено.

В 1929 году коммуна «Маяк» преобразуется в колхоз «Маяк», ко­торым два года руководил Коркин А. И. В поселке Плакат образуется колхоз «Красный Плакат». Это название сохранилось за поселком.

Колхоз «Красный Плакат» получил от государства в вечное пользование 1396 гектаров земли, но не самого высокого плодоро­дия, и развивался как многоотраслевое, полноценное хозяйство. Накануне войны колхоз содержал 98 голов КРС, 24 свиньи, 439 овец. Разводили птицу и пчел, построили типовую сушилку, имели мель­ницу на реке Аллак, которая являлась важным подспорьем для хо­зяйства в тяжкое военное время.

В колхозе деятельно работала партийная организация, потому уважением пользовались истинные коммунисты-большевики, в частности Паршуков Ефрем Михайлович (это он дал мне рекоменда­цию для вступления в партию, чем горжусь), супруги Кармановы Семен Степанович и Раиса Александровна, Паршукова Елизавета Александровна, бесподобная труженица, молодая и красивая, жизнерадостная и добрая, мастер на все руки. Она была всегда там, где трудно: то телятница, то повар, то пчеловод. Ее муж Паршуков Иван Ефремович был одним из первых пред­седателей колхоза. Как коммунист добровольцем ушел на фронт, вернулся больным туберкулезом, а вскоре умер. В конце войны и после нее долгое время руководил колхозом вернувшийся с фронта без ноги коммунист Кирьянов Александр Тимофеевич. Его сын Ле­онид Александрович мальчишкой ушел на фронт и вернулся без руки.

Любовь к реке определила его жизненный путь. Окончив Новоси­бирский речной техникум, он долго работал в Камне начальником пристани. При нем началось строительство набережной, появился первый башенный кран. С его именем связаны многие личные вос­поминания. До войны родители приобрели ему баян, и Леонид Алек­сандрович учился играть на нем. Потеряв руку, он долго не расста­вался с баяном, хранил как реликвию в память о несбывшейся меч­те. И мы, молодежь села Аллак, очень часто наведывались в Пла­кат, чтобы не только прогуляться по сказочным местам, но и потан­цевать, спеть песню, поговорить и обменяться шуткой. Так началась наша дружба, ничем не омраченная на протяжении полувека.

Возвращение воинов в отчий дом всегда вызывало радость и неописуемый восторг. Но как тяжело было видеть молодого парня без ноги или руки, с костылями. За этим часто таились бесчислен­ные личные трагедии, которые одолевал не каждый. И кто высто­ял, достоин чести. Мельницей, например, управлял инвалид войны Досычев Петр. Небольшого роста, чернявый и необыкновенно шустрый, он ежедневно на лошадке приезжал в с. Аллак и целыми днями пропадал на мельнице, лазил со своим костылем во все зако­улки, и мельница работала исправно, принося немалую выгоду.

Карманов Семен Степанович, член ВЛКСМ с 1925 года, член КПСС с мая 1931 года, член коммуны «Маяк» Аллакского сельсовета. 1960-е годы.

Поселковой начальной школой многие годы заведовал замеча­тельный педагог, человек большой души Домрачева Нина Прохо­ровна. Эта хрупкая и скромная женщина с добрым сердцем приня­ла к себе семью брата, погибшего на фронте, и воспитала двоих его сынов-малышей, став им второй матерью.

В 1953 году колхоз «Красный Плакат» объединился с артелью «Обской рыбак», что стало естественной необходимостью. Рядом расположенные хозяйства жили в разных условиях. Колхоз «Крас­ный Плакат» испытывал недостаток земли, особенно пастбищ и сенокосов, отчего страдало животноводство. В «Обском рыбаке» все обстояло наоборот. Новый колхоз назвали именем Маленкова, председателем из­брали Рожина Василия Александровича, русского богатыря, лю­бителя спорта. На этом посту он оставался до нового объединения всех хозяйств Аллакского сельсовета в колхоз «Родина». Поселок еще некоторое время оставался бригадой, которую возглавлял быв­ший передовой тракторист Кирьянов Иван. Все производство пе­реместили на центральную усадьбу, поселок начал хиреть, люди стали переселяться в с. Аллак, в город Камень-на-Оби. К 70-м годам поселка не стало, сохранилось одно только кладбище на вы­соком мысу у реки Оби. Оно долго было местом захоронения для жителей ст. Плотинная, но сейчас они открыли поближе новое клад­бище. Поставлена последняя точка в биографии поселения.

Очень жаль, что судьба так бессердечно распорядилась имен­но с этим поселком в пригороде Камня.

И. МЕЙКШАН. Фото из фондовой коллекции Каменского краеведческого музея.

Мое село

Я вырос здесь и бегал за грибами,

Ловил с сестренками на речке пескарей.

Я вижу все за дальними годами,

Спешу к тебе вернуться поскорей.

Я помню бабушку, я помню деда,

Что возле дома на завалинке сидят.

Простую жизнь, их беды и победы,

И в жизни прошлой их печальный взгляд.

Мое село алтайское родное,

Аллачка речка, по увалу – бор,

Ты не даешь мне до сих пор покоя,

Куда б ни ехал и куда б ни шел.

Здесь земляки мои, поля и пашни,

Здесь Обь река и отчий старый дом,

Здесь школа новая и старенькая наша,

И детство милое, здесь память и о нем.

Года прошли, жива моя деревня.

Над речкой быстрою селение Аллак.

И память наша неподвластна времени,

Живи, село мое, и пусть все будет так.

Мое село алтайское родное,

Аллачка речка, по увалу – бор,

Ты не даешь мне до сих пор покоя,

Куда б ни ехал и куда б ни шел.

Мой Алтай

Мы родились и выросли,

где березы шумят,

и хлеба золотистые

вдоль дороги стоят.

Слышен там за околицей

звук гармошки родной,

и гуляли с тобою мы

деревенькой ночной.

Моя милая родина,

Мой далёкий Алтай,

Мою песню печальную

Ты, гармошка, играй.

Тихой речкой по камушкам

мы прошли босиком,

и напились у бабушки

мы парным молоком.

А над Обью над реченькой

лентой бор вдалеке,

разговоры сердечные

о любви и судьбе.

Моя милая родина,

Мой далёкий Алтай,

Мою песню печальную

Ты, гармошка, играй.

 

Пролетели — растаяли,

как косяк журавлей,

годы юности светлые,

но нет краше тех дней.

И осталися в памяти

и в душе навсегда

эти зори алтайские,

эти дни и года.

Моя милая родина,

Мой далёкий Алтай,

Мою песню печальную

Ты, гармошка, играй.

И.Н. Черданцев.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Warning: A non-numeric value encountered in D:\OpenServer\domains\Arhiv_Gazeta\wp-content\themes\Newspaper7\includes\wp_booster\td_block.php on line 997