Красные партизаны 1-го эскадрона отряда И.В.Громова А.Ф.Мумриков, С.Н.Пенягин, Д.Г.Бастылев. 1957 г.

Правый берег реки Оби от «Красного Плаката» и до железно­дорожного моста удивительно красив. Более низкие и пологие бе­рега становятся доступными. Холмистая местность, изрезанная глубокими и пологими оврагами, заросшими красивым березняком вперемежку с соснами, делает эти места привлекательными не только для отдыхающих. Здесь находится лыжная база и часто проводятся спортивные соревнования. А по выходным дням здесь можно встретить лыжников целыми семьями.

Но по каким-то тайным причинам этот, казалось бы, райский уголок никогда не был сильно обжит. Одна из них — отрезанность от города. Но и не пустовал он никогда. Он скромно дожидается своего звездного часа.

Чуть ниже пос. Красный Плакат существовало поселение не более 20 дворов, у которого не было постоянного названия. Они менялись ча­сто со сменой хозяина. Но выяснилась одна примечательная деталь: старожил г. Камень-на-Оби Малахов Федор Кузьмич (ныне покойный) говорил, что в простонародье поселок называли Малым Плакатом, что вполне возможно из-за их близости. Видимо, не будет большого греха, если для истории мы остановимся именно на этом названии.

Дата основания данного поселения—1920 год. Уже при перепи­си населения 1926 года он упоминается как опытно-показательный совхоз «Аллак» Аллакского сельсовета. Трудно объяснить, но по­чему-то в том же списке он вторично значится в Ново-Увальском сельсовете, входившем тогда вКаменский район. Здесь он также охарактеризован как опытный совхоз «Аллак», состоящий изодно­го домовладения с 15 жителями (7 мужчин и 8 женщин). Интерес­но, что на одной из карт района от 1950 года обозначен этот совхоз, хотя точно известно, что в данное время он не существовал.

В период коллективизации в городе Камень-на-Оби создается артель «Красный огородник», которой выделили земли как на ле­вом, так и на правом берегу Оби. Близость реки и наличие таких богатых земель, как пойма пос. Малый Плакат и теперешние То­польки, определили его огородное направление.

Многое об этом хозяйстве поведала мне семья Подковыровых. Кажется, что знаю их с незапамятных времен. Александр Ивано­вич — участник двух войн, финской и Великой Отечественной, всю свою жизнь посвятил спорту. В годы моей молодости славился как спортсмен, чемпион города по многим видам легкой атлетики. Много раз сходились мы с ним на спортивной арене. Бывало всякое: и по­беды, и поражения, но главным оставались высокие по тем време­нам показатели и уважение к победителю.

Его жена Мария Михайловна — человек необыкновенный. Она поражала своей внешностью, а еще более — скромностью, трудо­любием, честностью и порядочностью. В ней все прекрасно и се­годня. Она много лет проработала в газете «Строитель коммуниз­ма». Как газетчик знает цену слова и значение строки, благодаря ее рассказам распахнулась завеса и пролит свет на многое, что сегодня хочется поведать читателю.

С колхозом «Красный огородник» их связывала работа отца, Ми­хаила Ивановича Бирюкова. Он сначала был рядовым колхозником, потом, как человек грамотный, стал счетоводом. Будучи добрым, заботливым отцом, он часто писал детям письма. Чтобы сэкономить время, иногда писал их под копирку. В одном из писем, сетуя на загруженность с годовым отчетом, он с огорчением сообщает неко­торые данные: «С государством по хлебозаготовкам не рассчитались, семена не засыпаны, хлеб весь не обмолочен. Помаленьку молотим, но зимняя молотьба очень плохая, хлеб сырой. Мы покупаем печеный хлеб. Мельница почти стоит, горючего нет»… «По распределению доходов на трудодень приходится: пшеницы 2,2 кг, ржи — 0,5 кг, проса — 0,21 кг, сена — 2,5 кг, соломы — 3 кг, деньгами — 1 руб. 39 коп.». Как видно, результаты 1939 года оказались неутешительными. В этом же письме он сообщает, что колхоз на 1939 год снял и рыболовецкие угодья: Аллакскую и Каменскую Суеву и все озера на Каменских лугах за 150 ц рыбы. Известно, что к этому времени колхоз стал постоянно заниматься рыбой, ориентируясь на ее добычу и даже воспроизводство, и сменил название на «Обской рыбак». Однако пе­ремен к лучшему не произошло. Хозяйство из года в год не справля­лось с государственным планом по добыче рыбы.

У Михаила Ивановича имелось любимое занятие — делал пле­теные стулья и детские кроватки из лозы. За каждый стул брал по 12 руб. 50 коп. Один стул сохранился как семейная реликвия. До­вольно приличное, легкое и прочное изделие.

Мария Михайловна подтвердила, что колхоз находился в городе, а за рекой была бригада, куда на лето выезжали семьями. Там выращивали овощи. Это было уже не одно домовладение, а посе­лок из нескольких домов. Появились примитивные производствен­ные постройки, амбары, огородные принадлежности, и дело пошло хорошо. Размещался огород в пойме Оби. Здесь сооружались из тына огромные парники и теплицы. Помнится, как на лодках отсю­да доставлялись в город горы овощей. Выращивали все, что рас­тет в наших краях: арбузы, дыни, помидоры, огурцы, капусту, мор­ковь, свеклу и многое другое. Распродавали прямо с лодок.

Не обходилось и без различных подсобных хлопот по хозяйству. Работали от зари до зари не только взрослые, но и дети. Десяти­-двенадцатилетние девчонки занимались прополкой. Голодные ре­бятишки однажды наелись семенного зерна и отравились, их едва отходили. А мать Марии Михайловны чуть не умерла в поле от солнечного удара.

Мария Михайловна помнит почти всех жителей поселка, их было немногим более десятка семей. Один дом занимал с семьей куз­нец Дмитрий Иванович Бирюков, ее родной дядя. Рядом жила се­мья партизана Пенягина, неподалеку — Кутеневы. Поварихой в бри­гаде была очень красивая и добрая тетя Луша. Она, бывало, все­гда прибережет для детишек лакомый кусочек. Ее муж Ефим Скогыревконюшил, шорничал.

Уборка урожая в подсобном хозяйстве Каменской жилкооперации.. 1933г

Рыболовецкую бригаду возглавлял Павел Амосович Сурков, бывший грузчик пристани. Еще проживали там Крючкины, Ковчевские. Скот держали, молоко брали и на лошадях работали. Обзаве­лись кое-какой мелкой техникой: молотилкой, сенокосилкой, лобог­рейкой, конными граблями. Было несколько плугов и борон. Несмот­ря на невзгоды, народ не унывал, находил время для отдыха и весе­лья. По вечерам над рекой слышались песни и звенела гармонь.

Домов культуры и клубов не было нигде. Все веселье верши­лось на улице: строились качели и карусели, играли в городки и лап­ту, водили хороводы. Почти каждый вечер приходила молодежь из соседнего Плаката со своей гармошкой. А сколько разных затей знала тогдашняя молодежь! Примечательно было, что веселился каждый, тем самым веселя других.

Об артистах «Красного огородника» ходила молва как о замеча­тельных певцах. Они неоднократно это доказывали на городских смот­рах художественной самодеятельности. Сильными и красивыми го­лосами владели здешние девчата. Песня для них была постоянным и добрым спутником в тяжелом труде. Рядом шли они по жизни.

Из председателей колхоза Мария Михайловна помнит не мно­гих: в 1932 — 1933 годах возглавлял хозяйство очень красивый кудрявый Тимофей Иванович Рябинкин. Последние годы предсе­дателем был Беленикин. Устав сельхозартели получал в 1935 году Костромин. Значит, он и был председателем колхоза.

Когда началось укрупнение колхозов, «Обской рыбак» объеди­нился с сельхозартелью «Красный Плакат». Не стало и поселка, но место пустует доброе. Оно ждет новых хозяев, которые обязательно появятся.

Позднее левобережные земли «Красного огородника» перешли совхозу «Октябрь», и огородное дело не затухало еще долгие годы.

И. МЕЙКШАН. Фото из фондовой коллекции Каменского краеведческого музея.

  •  
    27
    Поделились
  • 8
  •  
  •  
  •  
  • 19
  •  
  •  
  •  
  •  

Warning: A non-numeric value encountered in D:\OpenServer\domains\Arhiv_Gazeta\wp-content\themes\Newspaper7\includes\wp_booster\td_block.php on line 997